46. Черная Вода. Сандему Маргит




Русское название: Книга 46. «Черная Вода»

Шведское название: Det svarta vattnet

Автор: Сандему Маргит

Жанр: Фэнтези, Фантастика

Серия:  Люди Льда [46]

Год издания: 1989

 

О книге:

Сорок шестой том Саги о Людях Льда современной норвежской писательницы повествует о последних встречах потомков с Тенгелем Злым. Дорого стоила борьба с «проклятым» и «избранным» — представителям необыкновенного древнего рода.




1

Натаниель задумчиво смотрел на долину Людей Льда.

«За пределами этой долины находится мир людей, — думал он, — и ни один человек не знает, что судьбоносный час устрашающе близок.

Если нам не удастся спасти мир сейчас, мы не спасем его никогда».

Но задача эта оказалась намного труднее, чем можно было подумать. Собственно говоря, дело безнадежно.

Теперь Тенгель Злой находился уже в долине. Он направлялся прямо к ним. До цели он, конечно, доберется первым — ведь им это уже не по силам. «Чего не скажешь о Тан-гиле», — с горечью подумал он.

Натаниель знал, что настал его черед. Марко уже выполнил свою задачу. Тува и Ян могли только оказать ему поддержку, Габриэл был просто наблюдателем.

Последний бой с Тенгелем Злым, битва за спрятанный им кувшин с черной водой, борьба, определяющая судьбу мира — все это было задачей Натаниеля и никого другого

Тяжелые тучи низко нависали над скалами, внизу лежала продуваемая холодным весенним ветром долина.

Стояла мертвая тишина. Только в кратере перед Натаниелем что-то бурлило и свистело, да время от времени на склоне покрикивал горный сарыч.

Было совершенно ясно, что этим путем до кувшина им не добраться. Долгие века близость черной воды зла настолько отравляла окружающую природу, что все вокруг было заражено, сожжено, разрушено.

Зияющее, дымящееся отверстие в земле ясно свидетельствовало о местонахождении кувшина. Окрашенная в болезненные цвета почва колыхалась и вздрагивала, словно какая-то омерзительная, бездонная трясина, и невозможно было ступить на нее ногой.

— Что если брызнуть на нее слегка ясной водой? — предложил Тува.

— Мы не имеем на это права, — ответил Натаниель. — Вода нам понадобится для другой цели. У тебя осталось еще что-нибудь, Марко? Или ты все истратил на Линкса?

При упоминании о Линксе Габриэл содрогнулся. Он не желал вспоминать о том жутком и непостижимом, что свершилось у него на глазах.

— У меня осталось несколько капель, — ответил Марко. — Может быть, даже четверть бутылки

Натаниель кивнул. Лидерство теперь перешло к нему.

— Нужно беречь каждую каплю.

— Ты прав, — согласился Марко. — Теперь не до экспериментов.

Все отошли немного в сторону от трясины. Скальный выступ отделял их теперь от того, что Тува называла «безымянным ужасом» — от зияющего в земле отверстия.

— Значит… — сказал Ян. — Значит, странный сон Габриэла оказался вещим?

— Совершенно верно, Ян, — ответил Натаниель. — Как там это у тебя было во сне, Габриэл? «Найдите сначала второй! Это важно, важно. Сначала второй!» Так это было?

— Да, — кивнул Габриэл. — Но под «вторым» может быть все что угодно. Давай все-таки попробуем?

— Да, думаю, что так и нужно сделать, — серьезно ответил Натаниель. — Даже если нам и придется повернуть обратно — теперь, когда мы почти у цели.

— Возможно, Тенгель Злой где-то прячет ключ от своего тайника, — сказал Марко. — Кто говорил тебе эти слова во сне, Габриэл? О цепях из живых мертвецов и о том «втором», до которого нужно добраться в первую очередь.

— Я не знаю, Марко. Не знаю.




— Понимаю. Натаниель, достань-ка дневник Силье!

— Я как раз сам подумал об этом, — ответил Натаниель и тут же достал из своего рюкзака старинный дневник.

— Вот карта долины Людей Льда, — сказал он, и все наклонились над раскрытой книгой.

— Сейчас мы находимся вот здесь… А где Суннива-старшая видела второй тайник?

Марко показал на отмеченное на карте место.

— Вот здесь.

Все прикинули на глазок расстояние до гряды гор. Дело шло к вечеру, становилось холодно, долина погружалась в сумрак.

«Как много дней уже прошло… — подумал Габриэл. — Как давно мы покинули дом! Я уже сбился со счета…»

— Пошли, — перебил его мысли Натаниель. — Нам нужно найти это место.

Габриэл кивнул. Все склонялись теперь к мысли о том, что «вторым, важным», до которого следовало добраться в первую очередь, было как раз второе потайное место Тенгеля Злого, находящееся на одной из горных вершин.

Они должны найти это место! Они не имеют права терять время на заведомо неудачные эксперименты.

И не мешкая, они отправились в путь, к видневшейся вдали горной гряде.

— Знаете, — тихо сказала Тува. — У меня такое чувство, будто за нами с надеждой наблюдают тысячи глаз!

— Ты имеешь в виду животных? — так же тихо спросил Марко.

— Да. Мы не видим их. Возможно, я все это придумала, ведь они не могут находится в этой отравленной долине. Тем не менее, у меня такое ощущение, будто множество испуганных глаз смотрит на нас. Это глаза лис, оленей, зайцев, росомах… птиц, сидящих на уступах скал, — орлов, сарычей, куропаток…

— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Кроме горных сарычей здесь нет никого живого. Но если бы животные могли сейчас видеть нас, они не спускали бы с нас глаз.

— Вот именно.

Стараясь не отставать от остальных на каменистом склоне, Габриэл прошептал:

— Те, что были там… их уже нет.

Тува бросила взгляд на заснеженный склон.

Габриэл был прав.

Страшных, одетых в черное, мертвенно-бледных созданий непонятного происхождения там уже не было. Они исчезли так же незаметно и тихо, как и появились.

Все вздохнули с облегчением.

— А ведь мы сегодня фактически не ели, — сказал Ян. — И я совсем не голоден.

— Разве тут проголодаешься? — сказал Марко. — Лично я ни секунды не думал о еде.

— И я тоже… — ответили все разом.

Они пережили много страшных дней. Но этот день был самым худшим.

Они еще не знали, что ждет их впереди, и так оно было лучше.

Сгущающийся сумрак вызывал у Натаниеля озабоченность. Ему хотелось бы приступить к выполнению своей задачи на рассвете. Ведь к вечеру накапливалась усталость и уныние.

Но они не могли ждать до утра. В их распоряжении был только этот вечер, этот краткий миг до наступления темноты.

Натаниеля не пугала стоящая перед ним задача. После того, как он потерял Эллен, ему незачем было жить.

Однако именно сейчас следует жить, что он и делает. К тому же нужно заботиться о Габриэле. Карине не переживет потери своего единственного ребенка, в этом Натаниель уверен. Ему не хочется, чтобы с Яном случилось несчастье. Марко сам может позаботиться о себе. А как обстоит дело с Тувой, Натаниель не знает.

Она теперь счастлива, встретив на своем пути Яна. И Натаниелю не хотелось, чтобы в ее жизни появились новые беды и несчастья. И конечно ему не хочется, чтобы она погибла. Если правда то, что ей предстоит родить ребенка, то этот ребенок обязан был появиться на свет в будущем. Ребенок ее и Яна.

Ах, будущее! Будет ли оно?..

Внезапно Натаниель почувствовал тяжесть ответственности, навалившейся на его плечи. Все держится теперь только на нем, он должен позаботиться о том, чтобы не только Тува и Ян, но и все человечество имело будущее.

Ледяной ветер пронизывал его до костей. Внизу, в полутьме, лежала долина Людей Льда — холодная, таинственная, преисполненная ожидания. В сумеречном освещении снег приобретал голубоватый оттенок. Темные проталины предвещали наступление весны.

Горные вершины отбрасывали длинные тени, повсюду царила тишина. И только далеко внизу слышался монотонный рокот горной реки.

Собственно говоря, долина Людей Льда была могилой. Большинство из тех, кто когда-то жил здесь, здесь же и обрел себе место вечного покоя. Среди них и представители рода Людей Льда, и посторонние люди. Под скальным выступом, на котором стоял теперь Натаниель, покоился в своей одинокой могиле Колгрим.

А за спиной у них находился кувшин с водой зла. Они удалялись от него, теперь им необходимо было узнать, что спрятал Тенгель Злой в своем втором тайнике.

Никто не мог даже представить себе, что там находится.

Подход к горной гряде был очень трудным, поэтому им все время приходилось держаться от скал на некотором расстоянии. Когда Тува заговорила, ее голос отразился от скал неожиданно громким эхом:

— Как бы нам пригодились сейчас многие наши помощники, — крикнула она идущему впереди Натаниелю. — К примеру, Бенедикта, способная видеть историю вещей и предметов.

— И Тула это умела, — ответил Натаниель, и его голос тоже отразился эхом от скал. — Она могла видеть сквозь стены.

— Это бы нам очень пригодилось сейчас, — пробормотал Габриэл.

— И Хейке, с его способностью улавливать вибрации смерти и многого другого.

— А мне хотелось бы, чтобы с нами был теперь Таргенор, — сказал Марко. — Он обладал невероятной силой.

Внезапно четверо из них остановились.

Заметив это, Натаниель оглянулся. И он увидел на их лицах растерянность.

Некоторое время все стояли молча. Потом Марко медленно произнес:

— Я не думаю, что мы нуждаемся в них. Мы не нуждаемся ни в Бенедикте, ни в Туле, ни в Хейке, ни в Таргеноре, ни в ком-либо еще.

— Что ты хочешь этим сказать? — растерянно произнес Натаниель.

— Ты светишься, — лаконично сказала Тува. — Ты весь объят голубым пламенем.

Подняв руку, Натаниель взглянул на нее. Бросил взгляд на свое тело, на ноги…

Металлический отсвет был так силен, словно все тело его было одето в наэлектризованную броню. Он почувствовал себя сильным, он весь переполнялся неслыханной мощью. Мозг его был теперь кристально чистым, знания — безграничными, воля — несгибаемой.

Неожиданно он улыбнулся. Давно уже никто не видел Натаниеля улыбающимся. После потери Эллен его благородное лицо всегда оставалось серьезным.

— Похоже, я уже готов в выполнению моей задачи, — неуверенно хохотнул он

— Хорошо, если так, — вздохнула Тува. Расправив плечи, он смело произнес:

— Да! Я готов теперь начать борьбу. Долгий период нерешительности миновал!

Все вздохнули разом.

— Итак… с чего же мы начнем? — спросил Марко, предоставляя теперь все решать Натаниелю.

Тот развел руки в стороны, ладонями вверх. Казалось, он получает откуда-то информацию. Никто не посылал ему никаких сигналов, тем не менее, он получал информацию. Он получал ее из воздуха.

— Господи, как велики мои способности… — изумленно прошептал он.

Никто не удивился тому, что он сказал «Господи». Все знали, что он понимает это буквально. Родственники со стороны отца дали ему серьезное религиозное воспитание, хотя сам он нередко ссорился из-за этого со своим отцом, Абелем Гардом.

— Ну, и что же ты узнал? — осторожно спросил Ян.

— Многое, очень многое… — ответил Натаниель.

— Я тоже кое-что обнаружил, — вставил Марко. — Но я не могу понять, что именно.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Enter the text from the image below