42. Затишье Перед Штормом. Сандему Маргит




Они расстались в зале с фонтанами и стенами, блестящими так, словно были выложены из драгоценных камней. Всех участников встречи разделили на «пшеницу» и «мякину». Мимо Габриеля прошествовала большая толпа демонов, бывших прежде без хозяина. Они шли к выходу. Никто из них не чувствовал себя обиженным или изгнанным. Демоны хорошо провели время, им теперь хотелось летать.

Габриель больше не боялся. И был рад, что демоны покидают собрание. Хотя в глубине души считал, что с ними обошлись не совсем справедливо. Тула, однако, знала демонов намного лучше остальных. Кроме того, она сообщила демонам, что их скоро вызовут опять.

Габриель почувствовал себя уверенней. Но когда один из демонов, протискиваясь в толпе, слегка задел парня, тот аж подпрыгнул от неожиданности. Да и потом демон посмотрел на него таким злобным взглядом… Любой беспризорник показался бы паинькой по сравнению с ним. Нет, с демонами шутки плохи. Да и язык лучше держать за зубами, чтобы не сболтнуть лишнего.

Полная чудес, ночь прошла безвозвратно. И Габриелю больше не придется встречаться с этими существами.

Черные Ангелы расправили крылья, и зал сразу стал крошечным. «Но как же они красивы!» — подумал Габриель. Один из ангелов отделился от группы и направился в направлении террасы. Верно, избран представителем… Габриель находился в непосредственной близости от Черного Ангела. Ему так захотелось потрогать крылья, но он не решился.

Мимо пронеслись Демоны Бури, и Габриеля отбросило воздушным потоком.

А вот и еще одна группа — Демоны Ночи. К ним подошла Лилит, заговорила с Натаниелем, своим прямым потомком.

По телу Габриеля пробежала холодная дрожь. Сзади него стоял один из Демонов Гибели. Красивая, смертельно опасная дама. Габриель не помнил точно как ее зовут. Но, увидев ее вблизи, покрылся холодным потом.

Выбрали своего представителя и демоны, ранее не имевшие хозяина. Мерзкий, голубоватый демон нагло улыбнулся Габриелю. Парень выдавил из себя кривую улыбку.

С ними был и Тенгель Добрый, Суль, Руне. Подошли Таргенур с Широй. Как же она красива!

Тула повела всех на террасу.

«И меня с собой взяли! — Габриель был горд. — Мама и бабушка Ветле, дядя Йонатан и тетушка Мари, все мои двоюродные братья и сестры идут со всеми в зал. А я избран! А ведь даже моего защитника и покровителя Ульвхедина не позвали!»

Габриелю было немного одиноко. Надо держаться около Товы. Мальчик хорошо знал Натаниеля, но тот был постоянно около Эллен. А Това и Габриель были сверстниками.

Как же хорошо было на свежем воздухе! Терраса больше походила на полугрот, находящийся на вершине утеса. Совсем рядом были видны острые вершины гор, скалы почти отвесно уходили вниз. Ступеньки лестницы, прорубленной в стене, вели к порталу.

Заходящее солнце освещало долину и голубоватые вершины гор. Свет становился более приглушенным. Видимо, в стране демонов наступала ночь. Обретшие хозяев демоны постепенно улетали восвояси.

Воздух был мягок. Стояла теплая ночь, совсем как на юге. Габриель с удовольствием потянулся, потом присел около Товы на скамейку совсем недалеко от стены.

Терраса была небольших размеров, полукруглая. Тут было по-домашнему уютно. Мозаичный пол светился в полутьме, мраморные скамьи располагались полукругом вокруг центра террасы. Все было освещено, только стены тонули в темноте.

Собравшиеся представляли собой ядро. Группа была настолько разношерстна, что вряд ли кто мог удержаться от возгласа удивления. Габриель старался не показать вида и держался так, словно сидеть рядом с преображенным корнем с одной стороны и могущественным Черным Ангелом с другой, разговаривать с демоном с оленьими рогами, было для него привычным делом. Взгляд мальчика отдыхал при виде Эллен, сидящей неподалеку. Она выглядела до неправдоподобия обычной.

Тун-ши облачилась в шаманьи одежды, взяла в руки магический барабан. Видно такой ее видел когда-то Вендель Грип. Тула пояснила, что демоны лошадей помогли раздобыть шаманьи одежды и облачиться в них, так как Ировара здесь не было, и помочь Тун-ши было некому. Вендель, помнится, рассказывал, сколько времени занимает подготовка к такого рода сеансу.

На полу разместилась большая группа таран-гаев, одетых в похожие одежды. Да, демонам лошадей пришлось немало поработать.

Собрались все бывшие шаманы Таран-гая. Их уже представляли собравшимся.

Никто даже не подозревал, что в этом роду так много шаманов!

— Теперь понятно, кто научил Мара всем заклинаниям, — не удержалась Суль. — Милые таран-гаи! Я бы хотела с вами поговорить — потом, после сеанса. Мне бы очень хотелось кое-чему у вас научиться.

Маленькие, облаченные в черное шаманы, просто светились от радости.

Лица шаманов, скрытые под причудливыми масками, разглядеть было почти невозможно. Костюмы передавались, вероятнее всего, по наследству. Все в черном, с кисточками и лентами, шаманы приступили к священнодействию.

Стояла мертвая тишина. Усевшись в кружок на полу, шаманы положили барабаны на скрещенные ноги. Габриель видел магические знаки, нанесенные на туго натянутую кожу барабанов. Барабаны были стары, знаки различались с трудом.

Зрители видели, что шаманы вкладывали в игру всю душу.

Ритмичные звуки сопровождались протяжной, пронзительной песней. Песня звучала монотонно. Габриель было подумал, что поют они просто так, для создания нужного эффекта. Время шло, песня не кончалась. Габриель чувствовал, как песня словно гипнотизирует его. Он погрузился в полудрему, мысли путались…

Ритмичные звуки звучали все громче и громче. Они оглушали, дрожал пол… Глаза Габриеля закрылись, и он погрузился в небытие. Он словно перенесся на много веков назад, в первобытный мир, очутился в какой-то неведомой долине. Ландшафт полностью изменился. Вдруг он очутился в юрте, стены которой были сшиты из оленьей кожи; в нос ударил кислый дым от разожженного в середине юрты костра.

Стены словно смыкались, места становилось все меньше и меньше, а песнь звучала все громче, все мощнее.

Перед взором проплывали тотемы, столбы, погребальные холмы, статуи, какие-то талисманы… В дыму появлялись и исчезали какие-то существа, гротескные лица, похожие на монгольские. Дым сменился пламенем. Появился Бог. Оленьи рога блестели золотом. Габриель мало что понимал, он слышал крики и бормотанье, в ушах звучала непонятная речь…

Барабаны смолкли.

И парень снова очутился на террасе Горы Демона. Похоже было на то, что остальным привиделось то же самое. Все выглядели немного сонными. Шаманы опустили руки в полном изнеможении, головы склонились на грудь.

— Они дали ответ, — пробормотала Тун-ши. От усталости шаманка еле ворочала языком.

— Кто? — удивился Габриель. Он уже забыл, зачем все собрались на террасе.

Послышался шепот Суль:

— Смотри! Это они?

Все посмотрели вниз, в пропасть. Сначала были заметны лишь небольшие черные точки. Эти четыре точки стремительно приближались, становясь все больше и больше.

— Это они, — сказала Тун-ши, и повернулась к собравшимся. — Прошу вас выказывать максимальное почтение. Шира и Map в курсе.

Map, обладающий возможностями таран-гаев, согласно кивнул:

— Помните, они представляют саму Землю!

— Все прошло успешно. Спасибо вам, мои дорогие помощники. Мы смогли! — Тун-ши не смогла скрыть гордости и торжества.

Будто у нее были причины сомневаться в своем могуществе.

Габриель еще раз взглянул вниз и задрожал.

 

7

Присутствовавшим казалось, что время остановилось, и они попали в безвременное пространство. Но это было не совсем так.

Время шло, ночь убывала, но участники ничего не замечали. В эту ночь минута для них длилась, словно целый час. Да и как иначе можно было столько успеть за одну короткую весеннюю ночь.

А за пределами Горы Демона время шло своим чередом. Близкие Людей Льда забылись в эту ночь тяжелым, без сновидений, сном. Ведь им не дано было знать, чем их родные занимались этой ночью.

Пес Габриеля шевелил лапами. Ему снилась погоня за кошкой. Пес слегка повизгивал, лапы двигались в такт бегу. Чертовой кошке удалось спастись, взобравшись на дерево. Пес был обманут. Что за глупый сон!

Абель Гард громко храпел в огромной двуспальной кровати, думая, что Криста находится рядом.

Семь братьев Натаниеля, разбросанные по всему миру, сладко сопели, не представляя, что творится в этом мире.

Великолепный дом на Линде-аллее пустовал. Обитатели дома были в эту Вальпургиеву ночь там, где им и надлежало быть, а обычные смертные сладко спали. Спали крепким спокойным сном, не подозревая, что дома и усадьбы давно уже находятся под неусыпным наблюдением. А наблюдение продолжалось, между прочим, всю зиму.




Они стояли, скрывшись в тени деревьев Гростенсхольма. На Линде-аллее — тихая ночь….

— Нашли их?

— Никаких следов!

— Странно. Они словно сквозь землю провалились. Все!

— Шеф беспокоится. Мне страшно.

— А что мы можем поделать, если они спрятались!

— Он должен быть доволен. Мы всю зиму не спускали с них глаз. В эти-то холода! Поганая работенка!

— Я совсем окоченел.

— И я.

— И я. Давайте бастовать.

— Попробуй только! Один умник уже пробовал. И что с ним сталось! Его даже инфицировать не удалось!

— Идентифицировать!

— Заткнись, дурья башка! Сам-то и двух слов связать не можешь.

— Сам дерьмо. Ишь, какой умник нашелся. Что ты корчишь из себя? Подумаешь, аттестат получил. А чем ты лучше нас?

— Ладно болтать! Помните, чо он нам посулил? Неуязвимость!

— Ага. В меня вот стрелял полицай, стрелял, а пули только отскакивали. Чертовски приятно! — послышался еще один голос.

— Ну. Но обещано-то только нам, тринадцати. Остальные, кто поглупее, работают в глубинке. Им это не светит.

Темные фигуры сблизили головы:

— Вы его когда видели?

— Номера первого?

— Не-а.

— Да я не про него. Про шефа.

Самый «умный» значительно произнес:

— Думаю, шефа никто не видел. А вот номера первого я видел. Я-то сам номер два…

— Видел? Ну и как он?

— Не знаю, — с сомнением произнес первый. — Он мне не понравился. Отвратителен. Вот только не могу объяснить почему.

— Как он хоть выглядит?

— Ну-у-у… Как ты и я. Жутко бледен. Говорит так странно. Будто с усилием. Страшно хладнокровен. Одним словом, берегитесь.

— А нанимал нас он?

— Не. То был другой голос, — ответил «умник». — Знаете, чо я думаю? Он сам шеф и есть.

— Самый главный?

Второй номер медленно и многозначительно кивнул.

Все помолчали. Говорить расхотелось. Голос, что однажды услышал каждый из них, обсуждать не было желания. Он словно прозвучал в голове. Как призыв. Или приказ. Разбить лед молчания не смел никто.

Этот голос…

Никто из них не мог забыть тот ужасный миг, когда прозвучал приказ. Они знали, что не подчиниться невозможно. Они обязаны были во всем слушаться номера второго, который получал приказы от мистического, холодного как лед номера первого. А тот, в свою очередь… Слушался голоса!

Правду говоря, подчинялись они с удовольствием. Тот низкий, слегка шепелявый голос, услышанный лишь однажды, очаровал их, подчинил своей власти… Обещал так много… Исполнить все их желания… Богатство, славу, превосходство над прочими тварями, успех у женщин и мужчин… (Среди этих тринадцати были и те и другие), роскошь и избыток.

Что по сравнению с такими обещаниями значили небольшие неудобства, как, например, эти долгие и изнурительные дежурства?!

Скоро, совсем скоро придет конец шпионажу и слежке. Ждать осталось недолго. А потом просто покончить с этими людишками, которых шеф терпеть не мог, и все.

Сейчас они всерьез забеспокоились. Если вовремя не обнаружить тех, за кем поставлены были следить, Великий Незнакомец строго накажет за потерю бдительности!

И хоть знали они немного, но подозревали, что кара будет ужасной!

Габриель не мог дышать. На террасе перед собравшимися появились четыре фигуры. Парень стоял несколько в стороне, а потому видел их только в профиль. Ближе всего к Габриелю стоял человек в коричневой рясе, почти полностью скрывавшей лицо. За ним стоял другой, в огненно-красном облачении. Казалось, что он объят пламенем. Третьей была женщина в почти прозрачном светло-голубом плаще. Плащ четвертого переливался всеми цветами радуги — от серого, до зеленого и голубого цветов, по нему словно пробегали волны.

Эти четверо обращались только к Тун-ши. Голоса их звучали властно и повелительно. Тем не менее, Габриель чувствовал, что эти четверо не так уверены в себе, как им самим того хотелось. Разве могли они…

На коричневом плаще Земли зияли большие дыры. А плащи Воды и Воздуха были далеко не первой свежести…

Но времени для раздумий не было.

Дух Огня строго вопросил Тун-ши:

— По какой причине вы осмелились потревожить нас?

В ответ Тун-ши низко поклонилась:

— Благодарим вас, великие духи Таран-гая, за то, что вы проявили милость и явились на наш зов. Мы просим вас проявить милость и поддержать нас в борьбе с Тварью человеческой.

— Мы на его стороне. Кроме него о нас никто не вспоминает.

Так вот почему духи соизволили прийти! Более двух сотен лет прошло с тех пор, как о них вспомнили в последний раз! Таран-гай опустел. И духи просто-напросто боялись за свое дальнейшее существование!

— Мы нижайше просим Вас, Великие, — низко поклонилась Тун-ши.

— Вы мертвы, — резко возразил Земля. — Жива только Тварь человеческая. Он — последний представитель рода Таран-гаев. Все же остальные — неверующие псы!

— Но среди нас есть и живые! Из рода Людей Льда. Они — прямые потомки тех, кто восемьсот лет назад покинул Таран-гай, пустившись искать счастья на восток. Может быть, они…

«Господи, надеюсь Тун-ши не хочет сказать, что мы должны стать поклонниками старой веры! — в страхе подумал Габриель. — Прадед Абель ни за что не простит!»

Духи оглядели каждого. Сначала взгляды их обратились на Мара.

— Вот ты где, самый отвратительный подручный Шамы! — горько рассмеялся Дух Воды. — Очень интересно!

— Можно ведь и передумать.

— Прекрасно!

В это время остальные духи увидели Ширу и словно окаменели. Она низко поклонилась. К ней духи отнеслись с большим уважением.

На Таргенура, Тенгеля и Суль они почти не обратили внимания.

Задержали внимание на Марко и Черном Ангеле. И эти двое склонились в низком поклоне.

— Чужая вера, — констатировал Дух Воздуха. — Но за ними великая сила.

К каждому демону духи отнеслись по-разному.

— Вот этих я что-то не пойму. За вами тоже стоят злые силы? — спросил Огонь.

Тамлин, пришедший вместе с матерью, Лилит, отвечал: — Мы берем тех, кто хочет. Многие демоны боятся и ненавидят Тан-гиля.

— Тебе виднее. Ты сам наполовину демон, — проговорил Огонь.

Черный Ангел положил руку на плечо Тамлина: — Верно. Тем он и могуч. Мой господин взял его под свое крыло.

«Как верно сказано», — развеселился Габриель, слишком взволнованный, чтобы рассмеяться.

Подойдя к Руне, духи резко изменили свое поведение. Все низко склонились перед ним. Осторожно прикоснулись к корню мандрагоры.

— Что это? — резко вопросил Земля. — Ни дух, ни человек! Если б не было так ясно видно, можно было бы предположить, что это дерево!

— Мною некогда владел Тан-гиль, — с улыбкой отвечал Руне. — Помните маленький корень, обладавший магической силой?! Корень мандрагоры!




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Enter the text from the image below