38. Скрытые Следы Сандему Маргит

 

– Будет лучше, если вы вылезете отсюда, – сказал Ионатан тем трем, что лежали под брезентом, высунув головы. – Впереди контроль.

 

Они непонимающе уставились на него. Он попробовал сказать это по-английски. Тогда они кивнули, взяли свои вещи и спрыгнули вниз. Ионатан объяснил им, где они находятся и как им добраться до места. Поблагодарив за помощь, они скрылись в лесу.

 

Грузовик поехал дальше.

 

– Мы оказали им медвежью услугу, если у тех, кто впереди, просто прокол камеры, – усмехнулся Ионатан.

 

Но у тех, кто стоял на дороге, прокола не оказалось. Это был контроль. Одетый в униформу человек преградил им путь и остановил их властным движением руки.

 

Ионатан объяснил, что они едут в больницу, и показал свои документы. Но этого оказалось недостаточно, им хотелось осмотреть машину. Стоя сзади, Ионатан увидел, как Руне быстрым движением руки выбросил что-то из кузова. Он проделал это так быстро, что немцы, осматривавшие в это время груз, ничего не заметили.

 

– Что это такое? – спросил один из них, указывая на лежащий в кузове хлам.

 

– Старое оборудование, которое мы везем из больницы Лёренског в Уллевол. Что дают, то и берем. Это скамейка для…

 

– Ясно, – оборвал его немец, закрывая рухлядь брезентом.

 

Руне продолжал стоять на месте.

 

– Проезжай! – скомандовали немцы.

 

И только после того, как они повернулись к нему спиной, он быстро нагнулся и поднял то, на что наступил ногой, а потом положил это в карман. Они сели в кабину и поехали дальше.

 

– Что это было? – глядя на дорогу, спросил Иона-тан.

 

Руне показал. У Ионатана перехватило дыханье.

 

– Английские сигареты? Господи, с ума можно сойти!

 

– Почти полная пачка, – сказал Руне. – Ты куришь?

 

– Нет.

 

– Я тоже не курю.

 

– Но многие в группе курят, – усмехнулся Иона-тан. – Мы можем продать им это. Мы станем в тобой спекулянтами, Руне!

 

– Богачами, – усмехнулся в ответ его друг.

 

Пятая по счету поездка стала последней и явилась настоящей катастрофой для Ионатана, Руне и Карине.

 

7

 

Карине долго пришлось ждать «вызова». Прошло почти три недели, прежде чем ее уведомили о том, что ей снова предстоит поездка в Аским.

 

И как на зло, она была в тот день у Кристы, где хранился весь ее гардероб.

 

Все сидели за кухонным столом и обедали – Криста, Абель, шестеро сыновей и Карине – когда к дому подъехал грузовик.

 

– Кто бы это мог быть? – удивился Абель. Ведь мало кто получал права на вождение машины, да и водить машину умели единицы.

 

– О, это Ионатан, – взволнованно произнесла Карине. – Он приехал за мной.

 

– На автомобиле? Это просто ужасно! – сказала Криста.

 

– Да. Должно быть, в больнице случилось что-то. Мне нужно ехать.

 

Все встали из-за стола и вышли. Навстречу им уже шел Ионатан.

 

– Что-нибудь случилось в больнице? – крикнула ему Карине.

 

Сразу поняв ее намек, он ответил:

 

– Да. Это просто катастрофа, – соврал он.

 

– Как жаль, что ты так скоро уезжаешь, – сказала Криста. – Теперь, когда уехала Мари, мне так трудно справляться самой. Как хорошо было, когда девочки жили здесь. Тебе не кажется, Ионатан, что Карине в последнее время похорошела?

 

– Да, вид у нее более радостный, чем обычно, – ответил он, игриво посмотрев на сестру. Йоаким искал ее взгляда, но она быстро отвернулась.

 

– Я понимаю, – кивнула Криста. – Приятно чувствовать ответственность за что-то, нет так ли, Карине?

 

– Да.

 

И только она собралась последовать за Ионатаном, как почувствовала в своей руке чью-то маленькую ладонь. Рядом с ней стоял восьмилетний Натаниель и смотрел на нее снизу вверх.

 

– Тебе нельзя ехать, Карине, – тихо произнес он.

 

– Но я должна! В больнице ждут меня.

 

– Я думаю теперь не о больнице. Она бессмысленно уставилась на него.

 

– Тебе нельзя ехать, – снова повторил он. – Ни тебе, ни Ионатану!

 

– Почему же нельзя? – настороженно спросила она, уважая мнение Натаниеля.

 

И он ответил ей старомодным словом:

 

– Несчастье!

 

– Несчастье? – испуганно повторила она. – Но мне нужно ехать, Натаниель. Я не могу отлынивать. Ионатан тоже.

 

Он задумчиво кивнул. Потом внимательно посмотрел на грузовик.

 

– Мне показалось, что вас трое…

 

– Да, еще один сидит в кабине. Он такой нелюдимый.

 

– Жаль! Мне бы хотелось увидеть его.

 

– Зачем?

 

Натаниель медлил с ответом. В его красивых глазах было удивление.

 

– Мне хотелось бы кое о чем спросить его.

 

– Ты идешь, Карине? – нетерпеливо крикнул Ионатан, уже сидевший в кабине.

 

– Я сейчас!

 

Наклонившись к Натаниелю, она сказала:

 

– Обещаю, что мы будем осторожны.

 

Помахав на прощанье всей семье, она села в кабину уже заведенного грузовика.

 

– Натаниель предупредил нас о несчастье, – торопливо сообщила она. – И он хочет тебя о чем-то спросить, Руне.

 

– Руне? – удивился Ионатан.

 

Лицо их странного приятеля было непроницаемым.

 

– У нас нет времени. Поехали!

 

Карине удивленно взглянула на него. Это было на него не похоже. Но он упрямо смотрел в окно, не желая поворачиваться к ней.

 

Она заговорила о другом:

 

– Ионатан, ты не спрашивал папу и маму, могу ли я завести собаку?

 

– Спрашивал. Несколько дней назад.

 

– Они согласны? Значит, как только я закончу работу в больнице, мы с Абелем пойдем и выберем щенка! О, как я рада!

 

– Я тоже, улыбнулся Ионатан. – Тебе нужен щенок, а ты нужна щенку!

 

Они проехали через Осло по направлению к Моссевейен. Конец лета был теплым, но свежей зелени на деревьях уже не было; листва была сплошь покрыта придорожной пылью. «О, норвежское лето, почему ты кончаешься до того, как человек начинает ощущать твое присутствие?» – подумала Карине.

 

Она чувствовала радость и волнение, жизнь казалась ей просто великолепной. У нее будет собака, но сначала ее ждет увлекательное приключение. Выполнять вместе с Ионатаном и Руне задание – в этом был великий смысл, это отгоняло прочь унылые мысли об одиноком будущем.

 

– О Господи, я совсем забыла взять косметику для фру! – испуганно воскликнула она.

 

– Успокойся, – сердито произнес Ионатан. – Все лежит в корзинке за сиденьем. На этот раз мы выполним сначала наше задание, а твое – на обратном пути.

 

– Я не против, – сказала Карине. – То, что предстоит сделать мне, не представляет для меня никакого труда.

 

– Да, но будь осторожна с ее мужем, – предупредил ее брат.

 

– Конечно, дружок, вы можете на меня положиться. На все сто процентов!

 

– Хотелось бы надеяться, – сквозь зубы процедил Ионатан.

 

В лесу, неподалеку от усадьбы Белльстад никого не было. Руне и Ионатан принесли из ельника какой-то тяжелый ящик, который трудно оказалось замаскировать. Продуктов на этот раз было мало, потому что в усадьбу недавно нагрянули немцы и забрали все самое лучшее.

 

Примерно через час они остановились неподалеку от Аскима, в том же самом месте, что и в прошлый раз, и Карине, взяв две небольшие корзиночки, отправилась к дому, где жила знатная дама.

 

– Мне всегда становится страшно, когда я вижу ее, маленькую и беззащитную, идущую в одиночестве по дороге, – сказал Ионатан. – Меня мучают угрызения совести.

 

– Это полезно для нее, – хрипло ответил Руне. – Но сегодня она нервничает.

 

– Я знаю, – кивнул Ионатан. – И все из-за слов, сказанных мальчиком.

 

– Да.

 

– Натаниель удивительный мальчик. Почему он хотел встретиться с тобой? Ведь он никогда даже не видел тебя!

 

Руне пожал плечами.

 

– Я не знаю, – ответил он.

 

Замолчав, они стали ждать. На шоссе почти не было машин, в эти смутные времена машины редко выезжали из гаражей. Все более или менее пригодные автомобили забрали немцы.

 

– Кажется, будет дождь? – спросил Ионатан, посмотрев на небо. – Стало темно среди дня.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Enter the text from the image below