26. Дом в Эльдафьорде. Сандему Маргит




Русское название: Книга 26. «Дом в Эльдафьорде»

Шведское название: Huset i Eldafjord

Автор: Сандему Маргит

Жанр: Фэнтези, Фантастика

Серия:  Люди Льда [26]

Год издания: 1985

 

О книге: «Дом в Эльдафьорде»

В двадцать шестом томе «Саги о Людях Льда» рассказывается о таинственном доме в Эльдафьорде и об обитающей в нем злой силе… Читать онлайн…




 

* * *

 

Давным-давно, много столетий тому назад, отправился Тенгель Злой в безлюдные места, чтобы продать душу Сатане.

 

От него и пошел род Людей Льда.

 

Ему были обещаны мирские блага, но за это хотя бы один из его потомков в каждом поколении должен служить Дьяволу и творить зло. Признаком таких людей должны быть желтые кошачьи глаза, и они будут обладать колдовской силой. И однажды родится тот, который будет наделен сверхъестественной силой. Такой в мире никогда не было.

 

Проклятие над родом будет висеть до тех пор, пока не будет найдено место, где Тенгель Злой закопал котел, в котором он варил колдовское зелье, чтобы вызвать дух Князя Тьмы.

 

Так гласит легенда.

 

Но это не вся правда.

 

На самом же деле случилось так, что Тенгель Злой отыскал родник жизни и испил воду зла. Ему была обещана вечная жизнь и власть над человечеством. Вот за это он продал своих потомков дьяволу. Но времена были плохие, и он решил погрузиться в глубокий сон до наступления лучших времен на земле. Упомянутый сосуд представлял собой высокий кувшин с водой зла. Его-то он распорядился закопать. Теперь ему самому пришлось нетерпеливо дожидаться сигнала, который должен разбудить его.

 

Но однажды в шестнадцатом веке в роду Людей Льда родился мальчик, который пытался творить добро вместо зла, за что его назвали Тенгелем Добрым. Эта сага повествует о его семье, или, вернее, о женщинах его рода.

 

Одной из потомков Тенгеля Злого — Шире удалось добраться в 1742 году до родника жизни и принести чистой воды, которая нейтрализует действие воды зла. Однако, никто еще не смог отыскать зарытый сосуд. Страшно, что Тенгель Злой проснется до того, как сосуд будет найден. Никому не известно, что может его разбудить и каков он из себя.

 

Стало известно, что Тенгель Злой скрывается где-то в Южной Европе, а также и то, что разбудить его может волшебная флейта.

 

Вот почему все Люди Льда так боятся флейты.

 

1

 

Высоко на гребне горы он сидел на корточках, словно хищная птица, и смотрел вниз, на деревушку, прилепившуюся к подножию гор возле самого фьорда. Внешность у него была жуткой: угловатый, скрюченный, взлохмаченный. Он напоминал большую, бесформенную кучу, слившуюся воедино с окружающей природой. И если бы не глаза, горящие коварством, ненавистью и затаенной жаждой мести, его невозможно было бы принять за человека. Временами в его глазах вспыхивали красноватые искорки, словно изнутри его сжигало пламя фантастической ненависти.

 

Он ждал.

 

Ждал, глядя на маленьких-маленьких людей внизу. С высоты они казались просто муравьями.

 

— Они идут туда! — прошептал он. — Идут в мой дом! Мужчина и женщина. Они осмелились! Осмелились! Нет! Как они посмели?

 

Он привстал. Глядя на то, что они делали там, далеко внизу, он чувствовал, как в нем разгорается гнев.

 

Что там такое произошло? Почему же они все-таки не вошли туда?

 

Как это ни парадоксально, но он был глубоко разочарован. Никто так и не осмелится туда войти? Значит, ему не придется мстить дерзким пришельцам?

 

И он снова сел на корточки, обхватив колени своими длинными руками — эдакий колосс, напоминающий горного тролля, сидящего так уже тысячу лет.

 

Внизу, у самого фьорда, стояли двое немолодых людей и беседовали с человеком, встретившимся им на дороге.

 

«Бесстыдно красивый мужчина, — подумала женщина, — такой изысканный, что мне просто страшно».

 

Она не могла оторвать от него глаз. Темные, вьющиеся волосы, серо-голубые глаза, красиво очерченный рот. Безукоризненно элегантный, высокомерный, соблазнительный.

 

Настоящий самец! Статный — и опасный!

 

Протянув связку ключей ее мужу, он произнес с сияющей улыбкой, от которой у нее чуть не подкосились ноги:

 

— Добро пожаловать в Йолинсборг. Надеюсь, вы будете здесь преуспевать!

 

— Я тоже надеюсь, — ответила женщина, — врач прописал моему мужу морской климат, так что здесь ему будет хорошо!

 

Ее муж, судя по внешности, не совсем порядочный делец, произнес скрипучим голосом:

 

— Так значит, это место называется Йолинсборг? А я думал, что просто Йолин.

 

— Нет, речь идет не о фамилии, — ответил с улыбкой молодой крестьянин. — Йолин — это старинное норвежское мужское имя. Дело в том, что усадьба эта называется в честь самого первого Йолина, который построил дом в 1600-х годах, и это название сохранилось до настоящего времени.

 

— Но ведь теперь из его родни уже никого не осталось? — спросила женщина. Крестьянин опустил глаза.

 

— Э-э-э… да, осталось, но… этот человек… сошел с ума. Его признали недееспособным.

 

— Неужели?

 

— Да, он вел себя не совсем… подобающим образом. И после того, как у него отобрали дом, он стал заглядывать в окна и пугать постояльцев. А теперь он… Да, теперь он под замком.

 

— Как все это трагично! — сказала женщина. — Когда же это случилось? — Два-три года назад. Ее муж спросил:

 

— Ты сказал «постояльцев»? Их здесь много? Сколько же?

 

— Нет, всего двое человек… — пробормотал в ответ крестьянин. — Людям трудно жить в этом изолированном от мира фьорде.

 

Муж ничего не сказал, только прикусил губу. Они прибыли в этот богом забытый Эльдафьорд вовсе не из-за его здоровья. Они вынуждены были бежать от разъяренных клиентов, деньги которых он присвоил себе. Лучше переждать определенное время, решили они. И самым подходящим для этого местом на земле был Эльдафьорд, о существовании которого никто даже не слышал. Крохотная деревушка у излучины фьорда, которую не видно с кораблей, проплывающих мимо. Местное население сплошь состоит из стариков. И на крутых, обрывистых склонах, нависших над узкой полоской берега, невозможно было строить новые дома.

 

Превосходное место для того, чтобы скрыться от посторонних глаз!

 

— Но этот дом кажется таким великолепным, — сказала женщина, — хотя это вовсе и не крепость.

 

Они стояли чуть выше Йолинсборга, на небольшом плато. Ветер играл внизу светло-зеленой листвой берез, трава была тоже зеленой и сочной, по-весеннему густой. Все дышало миром и покоем. Крестьянину Терье Йолинсону трудно было выбрать более подходящий день, чтобы всучить кому-то эту старую рухлядь.




Послышался чей-то крик. Они посмотрели вниз, на едва заметную тропинку. По ней бежала вприпрыжку молодая женщина.

 

Крестьянин сердито пробормотал что-то сквозь зубы. И поспешил вниз, ей навстречу.

 

Супружеская пара медленно направилась следом.

 

— Здесь нам будет хорошо, — сказала женщина. — Взгляни на этот дом! Да, я вижу более позднюю надстройку, но весь первый этаж построен в 1600-х годах. Какой длинный этот дом! И какие красивые окна! По-моему, второй этаж пристроен очень аккуратно.

 

Ее муж только кивнул. Он думал главным образом о том, какой выгодный контракт на аренду он заключил. К тому же крестьянин намекнул, что есть возможность купить этот дом. Неслыханно дешево! Этот дом можно потом сдавать. Под дачу для богатых людей. Или же разделить его на маленькие квартиры, а потом сдавать их внаем…

 

Мысли его постоянно вертелись вокруг денег.

 

По тропинке бежала молодая женщина. Она была очень похожа на своего деверя Терье, как, впрочем, и на всех остальных жителей деревни: ее темные волосы мягкими волнами падали на лоб, глаза были светло-серыми с таким темным ободком, что казались еще светлее, рот имел благородные очертания. Во всем облике этой женщины чувствовалось тепло и человеколюбие. Однако теперь на ее лице было выражение страха.

 

— Не думаешь ли ты снова сдать в аренду это жилье, Терье? — спросила она.

 

— Я уже сдал его, — ответил он и грубо схватил ее за руку. — Этот тип заинтересован в том, чтобы купить дом. Бывают же такие идиоты… Ну, ступай домой! Живо!

 

— Но ты не можешь так поступать!

 

— Заткнись, не ори, они могут услышать! Это был несчастный случай, чистая случайность, можешь ты это вдолбить в свою глупую голову? Ну, прочь отсюда!

 

— Нет, — упрямо сказала она. — Я не пущу никого в этот страшный дом!

 

— Ступай домой!

 

С силой ухватив ее за руку, он повел ее насильно вниз, где находился их двор. Войдя с ней в дом, он толкнул ее в комнату и запер дверь.

 

— Только разинь пасть, и я выброшу тебя отсюда вместе с твоим дьявольским отродьем! Только по моей милости ты живешь здесь!

 

— Это не так! — крикнула она из-за двери. — Этот двор и Йолинсборг получили в наследство трое братьев, и все должно быть разделено поровну! Теперь мальчик является главным наследником, и ты это знаешь, Терье! Ведь ты был младшим из братьев. Мальчик и я имеем такое же право жить здесь, что и ты, если не большее!

 

— Вы могли бы жить и в Йолинсборге. А теперь заткнись, Сольвейг.

 

Шаги его затихли, и она опустилась на колени перед детской кроваткой.

 

Прошептала тихо и проникновенно:

 

— Господи, милостивый Боже, помоги нам! Помоги моему малютке, избавь его от страданий! Сделай его здоровым, Господи! Прошу Тебя об этом уже много дней и ночей! И если невозможно прекратить его страдания, возьми его в свою святую обитель! Я прошу Тебя об этом, хотя он мое самое дорогое сокровище, единственное, ради чего я живу на земле!

 

Мальчик лежал в кроватке, бледный, как покойник, но черты его лица были расслабленными, поскольку сон частично приглушил его боли. Лишь изредка с его побелевших губ срывался стон. Веки были почти прозрачными, прекрасное лицо осунулось. Поза, в которой он лежал, выдавала его больное место: голова была откинула назад, шея вытянута, затылок до предела отведен назад.

 

В такой позе одиннадцатилетний мальчик лежал уже несколько месяцев, стараясь хоть как-то смягчить невыносимую головную боль.

 

— Йолин, — прошептала мать. — Дорогой, дорогой маленький Йолин! Почему я не могу страдать вместо тебя? Ведь ты такое невинное существо…

 

И она прошептала еще тише:

 

— Если бы нам было куда уехать отсюда! Но мы здесь пленники. Этот дьявол забрал все наши деньги, Йолин. Куда мы можем отправиться без гроша в кармане? Да и как нам отсюда выбраться? На чем я тебя повезу? И кто захочет нас принять?

 

И она уткнулась головой в его постель в полном отчаянии.

 

А тем временем Терье Йолинсон вернулся к своим новым постояльцам.

 

— Это моя невестка и одновременно домоправительница, — сказал он. — Она — вдова, и у нее больной сын, поэтому она иногда впадает в истерику. А вообще-то она толковая. Ну, я надеюсь, вам здесь будет хорошо…




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Enter the text from the image below